Литконкурс

Дорогие друзья!
Мы твердо убеждены: люди, танцующие танго, безусловно обладают различными замечательными талантами и в других творческих областях.
Чтобы дать возможность вам эти таланты проявить, мы решили провести литературный конкурс "Танго - это..."

Идея оказалась хорошей. Нам прислали много стихов и прозы. Больше всех жюри и читателям понравилось стихотворение Наталии Орловой (Киев).

Колко и дико от искры в твоих глазах.
Вкрадчивым шагом подходишь, врастая ввысь.
Замерли речи, пропал танцевальный зал.
Если ты снишься мне, умоляю, снись.

Звуки оркестра, как за волной волна.
Мягкие шорохи туфелек об паркет.
Ты доверяешь мне, будто ты мне жена.
Я тебя знаю не первую сотню лет.

Наши тела превратились в один аккорд.
Не предсказать шагов, не назвать фигур.
Ты так свободна, я так смущен и горд.
Только б успеть не влюбиться за этот тур.

Снова в глаза – ожог на сетчатке вновь.
Только что были вместе, и врозь опять.
Ты улыбнешься, глянешь не в глаз, а в бровь.
То, что тебе приснилось, мне не узнать.

Наташе отправляется приз - декоративная табличка в технике филетеадо портеньо, написанная известным мастером Альфредо Дженовезе.

Fileteado Genovese

А вот и остальные произведения, присланные на конкурс:

Катерина Егоренкова (Харьков)

И носило меня по свету,
По чужим городам и странам -
Я искала кусочек лета,
Журавля в облаках искала.
Всё мечтала - поймаю рыбку,
Ухвачу за крыло жар-птицу,
Только в неводе были дырки,
А в силках - только сплошь синицы.
Я была и Ассоль, и Скарлетт,
И колдунья, и кукла вуду,
Я всё время его искала,
Я всё время искала чудо.
Я звала его - жестом, взглядом,
Я гналась за ним неустанно,
Присмотрелась - а чудо рядом,
И зовется так просто: Танго.

          * * *

Не мне за тебя решать.
Довольно вопросов.
Уверенней делай шаг -
здесь танцы для взрослых.
Во власти твоей руки -
и наше объятье,
и тонкие каблуки,
и дерзкое платье.
Не просто житьё-бытьё -
извечная тайна.
И все, что моё - твоё,
пока длится танго.

          * * *

Это хуже любых истерик –
так бездарно лишаться чувств.
Я не знаю твоих америк,
но когда-нибудь – научусь.
Я когда-нибудь стану плавной,
невесомой, как первый снег.
Ты по-прежнему будешь главным.
На паркете. Но не во мне.
Примиренье верхов с низами:
я - бумага, ты – карандаш.
Но клянусь тебе: мой экзамен
ты, дружок, никогда не сдашь.

«Иди ты к чёрту, милый. Иди ты к чёрту.»
Пятью словами мятый листок исчёркан.
Я провалила допуски и зачёты,
Знать, подвели ошибочные расчёты.
Иди ты к чёрту, милый, иди ты к чёрту.
Я распускаю свой караул почётный.
Ну сколько можно вздрагивать безотчётно
И вспоминать исплаканное плечо то?
Всё объяснилось враз и предельно чётко:
Я танцевала танго, а ты – чечётку.
Какие ссоры, помилуй, какие счёты…
Иди ты к чёрту, милый. Иди ты к чёрту.

          * * *

Гоп-стоп - я посмотрел из-за угла…
Гоп-стоп - а ты же взгляд не отвела…
Теперь отказываться поздно,
К черту эти позы,
Эти шляпы, эти розы,
Детка, вытри слёзы,
Посмотри на эти стены -
Здесь танцуешь ты в последний раз.
Гоп-стоп - ты отказала в ганчо мне,
Гоп-стоп - а ведь могла пойти вполне.
Ты туфли Даркосы носила,
Ты в кресты ходила,
Ты болео мне крутила,
Ты меня сгубила,
Ты другого полюбила
И сакаду, стерва, получай.
Гоп стоп - ох, каблуком мне под ребро…
Гоп стоп - Сэмэн, не обломай хирО
Об это каменное сердце
Опытной тангеры,
Ну-ка, позови Д’Арьенцо,
Пусть он примет меры,
Пусть сыграет популярный
В нашей танго-школе отходняк.
Гоп-стоп - у нас баланса не проси.
Гоп-стоп - держись-ка на своей оси.
И лучше вспомни ту милонгу,
Первую милонгу,
Где я тебя закабесеил
Взглядом долгим-долгим...
В этом танго мало толку.
Я прощаю все.
Ганчай ее, Сэмэн.


Полина Синева (Воронеж)

Танго

сквозняк весны гуляет по ногам
не тает снег на вытертом паркете
здесь по субботам и по четвергам
всегда с двумя танцует кто-то третий

пространство устремляется сюда
и залом завершается овальным
и музыка, как плотная вода
смыкается у них над головами

уходят пол и палуба и днои воздухом наполнится аортав очередную бездну подо льдомведет партнершу бережно и твердо

а кто - еще не различить его
и память ей нисколько не мешаетпослушно делать шаг, и ничегоне знать еще о следующем шаге

пустоты открываются внутри
как двери раздвигаются в сезаме
и можно стать их зеркалом, смотри
и танцевать с открытыми глазами


Александр Макаров (Ульяновск)

Первая милонга

...Да, первая милонга- это что- то...
Себе сказал: "Сядь, посмотри",
Но атмосфера мне шептала -
- Чего сидишь? танцуй иди...
-Танцуй? Ты что? Как это можно?
Лишь месяц.., первые шаги..,
А впрочем, будь , что не бывало.
Партнёрша ноги береги... :)
Шагнувший, лишь пройдёт дорогу
Сейчас я сделал первый шаг.
Пока коряво, криво, косо,
Но всё же я бескрайне рад!

Танды-сонеты

1.
О ! Танго, танго ты моё libre!
Свобода от догматов скучных правил
И ты теперь пожизненно во мне
Печать свою в душе поставил.

И шаг назад не сделать мне уже.
Я полон сих стремлений и желаний.
Я ощущаю чувств всех ликований
И пламя страсти ожило во мне.

Пронзят лучом глаза глаза,
Безмолвием влечёт меня.
В лице понятно выраженье.

И вот уже рука в руке
И говорит душа душе
Потоком чувственных движений.

2.
Потоком чувственных движений
Два тела в музыке слились
И центры двух преображений
Постурой устремились ввысь.

Стремлюсь и чувствую опять
В груди клокочет вдохновенье,
Эмоций новых зарожденье
И не отхлынуть страсти впять.

И всё нутро жаждит огня
Сквозь призму чувств он жжёт меня
Рисуя пламенную вязь.

И пульс стучит мелодий в такт
Я начинаю делать шаг
Во звуках танго растворясь...

3.
Во звуках танго растворясь,
Отбросив разума оковы
В импровизацию влюбясь
Мы рушим правил все основы.

И ритм мелодий в нас играет
То отпускает, то манит,
То вдруг стремительно кружит,
То как стена вдруг не пускает.

Шаги рисуют вензеля,
Стопа к стопе и чуть шаля
Порыв опять куда то манит.

И нам двоим уж нет преград
Мы продолжаем свой "парад"
Мы вне условностей и правил.

4.
Мы вне условностей и правил
Вершим над бездной свой полёт.
Здесь нами музыка лишь правит.
Всё остальное тут не счёт.

Шаг то стремителен и чёткий,
То плавно-медленный и лёгкий.
То с остановкой, то вертясь.

Всем телом чувства передав
То отпустив , то вновь прижав,
И центров наша неразрывна связь.

П.С.
Пусть тайной продолжение пока сокрыто.
Без тайны в танце нам ни как нельзя.
Пусть время всех деяний бытия,
Сквозь ТАНГО чувства оголит от быта.


Катерина Фролова (Владивосток)

Ночь. Милонга. Танго. Пары.
Взгляд. Объятие. Шаги.
Мягкий свет. Вино. Бокалы.
Серьги. Платья. Каблуки.

Смех. Помады росчерк алый.
Блеск в глазах. Сомненья - прочь.
Снова взгляд - и снова в зале
Танго, музыка и ночь.

«Последнее танго»

Я здесь: эшафот, моя плаха и люди –
Стоят у помоста, гудя ни о чём.
Прошу о предсмертном желаньи у судий:
Последнее танго пройти с палачом.

Презрение к публике в медленном шаге.
С оркестром в движении мы в унисон:
Пусть скрипка со всхлипами стонет во мраке,
Хрипя, надрывается бандонеон.

Мелодия в сердце ударится плетью
И в душу вонзит острие каблука.
Мне выпало танго исполнить со смертью,
Но в танце ведет её сына рука.

Прищуренный взгляд. Я б могла догадаться,
Что в этих глазах виден край темноты:
Никто не посмел бы ко мне прикасаться
С той болью, с которой касаешься ты.

Придашь ощущениям привкус порока,
Когда, разбивая реальности вдрызг,
Ведешь за предел болевого порога,
Где жизнь разлетается веером брызг.

Вцепляюсь отчаянно в плечи ногтями,
Вжимаюсь в объятьи в горячую грудь,
Иду за тобой, упиваясь страстями,
Пытаясь мучительно воздух глотнуть.

Тянусь, задыхаясь, за призрачной лаской,
Пытаясь губами прижаться к губам,
Под кожу впечататься черною краской…
Но ты безразличен к подобным мольбам.

Салидой ведешь меня прямо до плахи,
Легко опуская коленями в твердь…
Но ты не заметишь в финальном замахе,
Что я, улыбаясь, приму свою смерть.


Олег Цокало (Воронеж)

Вечернее танго

В городе вечер, бесшумно, темно,
Свет фонарей отражают витрины,
Люди с работы вернулись давно,
Но не добрались они до квартиры.

В нашем подвальчике свет приглушен,
Пары приходят, становятся в ронде
Сегодня суббота и дело все в том,
Что собираемся мы на милонге!

Танды умело меняет диджей,
А между ними вставляет кортины,
Все для того, чтобы этих людей,
Враз погрузить всех в дух Аргентины!

Есть там и чувства, и бури страстей
В танце таинственном и ворожащем,
Не удержать уже этих людей
В мире сегодняшнем или вчерашнем.

Кровь обжигая все вены кипит,
Когда в кабесео ты взор устремляешь
К той, что спокойно у стенки сидит,
Так ты на танец ее приглашаешь.

Глаз не отводит и так же сидит,
Улыбкою милой лицо озарилось.
Ты успокоился, страх твой забыт,
Таинство кабесео, совершилось.

В ронду, в объятье, щекою к щеке,
Дыханье одно и ваш пульс гармоничен.
Минут на 15 и ей и тебе
Рондою этою мир ограничен.

Забыл про работу, что не спал уж два дня,
Ремонт недоделанный кажется чушью,
Сегодня лишь в ней – весь мир для тебя,
Лишь в этих глазах, окрашенных тушью…


Артем Авдеев (Воронеж)

Не легкая им выдалась дорога.
Тем беднякам, что плыли в "Новый свет".
Тьма, духота кают и качка, и тревога.
"Что впереди?" Никто не даст ответ.

И вот она... Их дом. Их Аргентина.
Страна, что приютила бедняков,
И очень интересная картина,
На десять девушек, по сотне мужиков.

Испанский ещё многие не знали,
На сердце дамы конкурентов тьма,
Дуэли и ножи обыденностью стали.
Но все же жизнь у каждого одна.

И жизнь со смертью сделку заключили,
А музыка скрепила договор,
Чтоб доводы все в танце приводили,
А дамы, выбрав, разрешали спор.

Представь танцпол, ты с девушкой, вас двое.
Притушен свет и музыка плывет.
Объятье неразрывное - живое.
Вы в танце устремляетесь в полет.

Вы связаны как нитка и иголка,
Оркестр - путеводная звезда,
Шаги на доли наступают четко.
Вас двое, но судьба для вас одна.

Ваш танец это жизнь, что вы живете,
Объятье и ведение - слова.
Поймете вы друг друга... Не поймете...
У вас лишь танда. Танда лишь одна.

Скажи без слов, что в сердце ощущаешь,
Не потеряв лицо, но чтобы поняла.
Таких как ты полно, ты это знаешь,
Но шанс один и девушка одна.

Кем бы ты ни был, бедным ли, богатым,
Простолюдин, мошенник, дворянин,
Всегда есть шанс стать первым, Богу равным.
Одна лишь танда, шанс всего один.


Роман Соколов (Воронеж)

Вся прелесть танго в первом объятии,
Легком выдохе,
Нежной руке
Так несмело охраняющей спину.
Вся прелесть в ведении налегке,
Ведь движение совокупное и неделимое.

Вся прелесть объятия в запахе от волос,
В пульсе, что нежно касается ритмом виска.
Здесь нет тощего - “Он не прав”,
Высокомерного - “Она не права”.
На паркете есть целое, непобедимое
И естественно неделимое.

И приятно так быть Мужчиной,
Ведущим и терпеливым,
Выбирая шаги бессознательно,
Импульсивно:
Разрезать загустевший воздух
Элегантностью её ног.

Мне, легко ко всему остывающему,
Мимолетному, неувлеченному,
Вдруг открыть в себе силу и твердь.
И стать гибким, совсем гуттаперчевым:
Проживать за двенадцать минут
Не одну ментальную смерть.

Под Di Sarli тоскует сердце,
Под Fresedo крепчает вера.
И важнее всего что внутри
Ты почти достиг просветления.
И дотоле бывавший мальчиком,
Ты становишься милонгеро.


Алиса Лебедева (Москва)

Танго - это Путь. Путь, который начинается внезапно и продолжается всю жизнь. Не ты приходишь в танго, оно приходит в тебя. И, если это - твое, никогда больше тебя не отпустит.
Танго меняет все. Твое самоощущение, твои отношения с миром и людьми, оно помогает отбросить все лишнее и оставить самую суть. Я живу так, как я танцую и танцую так, как живу.
Нельзя не уметь доверять людям и выходить на танцпол, полностью доверившись объятиям партнера. А без этого доверия танго не получится. И ты начинаешь доверять.
Нельзя танцевать, зажавшись внутри, оберегая свои застарелые обиды. Надо расслабиться, отпустить прошлое. И ты начинаешь раскрываться.
Ты начинаешь дышать свободно и двигаться уверенно, плакать прямо на танцполе от сопереживания трагической музыке, проживая в ней свое, сокровенное - отдавая, прощая, освобождаясь... Ты начинаешь обнимать партнера как самого близкого и родного человека - потому что сейчас вы вместе проживаете музыку, которую слышите и помогаете друг другу через объятие выразить ее своими движениями... Ты начинаешь выражать музыку телом. Пытаться передать то, что слышишь - движением. Совместным движением в паре. Это очень сложно. Это не получается сразу, над этим надо много работать. Но это дает такую неимоверную радость бытия, рождает такой поток энергии, что это и есть - счастье...
И этот Путь бесконечен. Здесь совершенству нет предела. Каждая новая танда, каждое занятие, каждый партнер рождает в тебе что-то еще, новые ощущения, новые импульсы к развитию себя.
Поэтому танго - это очень серьезная работа над собой. А отношения с собой бывают непростыми. Случаются срывы. Кажется, что ничего не получается...
Но танго - это и очень благодарный Путь. Оно одаривает за труд над собой такими волшебными подарками, о существовании которых ты раньше и не догадывался. Наслаждение от танго не передать никакими словами. Ты просто становишься абсолютно счастливым. Независимо от каких-то внешних факторов - просто от того, что умеешь танцевать.
И практически в любой стране мира ты можешь найти место, где танцуют танго. Прийти на милонгу, не зная ни языка ни обычаев этой страны - и танцевать. Потому что танго едино. Здесь каждый поймет каждого через музыку и движение.
...За одну танду можно прожить целую жизнь.
И целую жизнь можно танцевать танго...
Пока смерть не разлучит нас...


Виктория Фролова (Москва)

Моя танго-история началась летним вечером в городке на границе с Венгрией. На речной террасе гремела сальса, раскачивались фонари, я кокетливо теребила бусы. Сидевший напротив мужчина внимательно посмотрел мне в глаза и сказал: "Сальса - это не ваше. Приходите на танго".
Лучиан. Первый инструктор.
К пробному занятию были куплены черные колготки в сеточку, выбрано красное платье в обтяжку и отрепетирован взгляд "Ро-оо-ксэн".
Танго-зал оказался белой комнатой на последнем этаже пустующего торгового центра. Самый конец коридора. Голые стены, несколько зеркал. Я стояла у раскрытого окна и смотрела вниз на черепичные крыши. Словно надвинутые серые капюшоны. Никогда не знаешь, что за люди-мысли скрываются под ними.
Играло "Забвение" Пьяццоллы.
- Какой ты себя представляешь в этой музыке?
Только не в колготках в сеточку.
-Где бы ты хотела оказаться через пять лет?
Только не здесь. Хотя... В общем, не знаю.
Шаг за шагом можно пройти любой путь. Даже если в начале не ясен финал.
От вульгарности к достоинству. От скованности к близости. Иногда мы больше разговаривали, чем танцевали.
- Самая легкая поступь - это та, в которой чувствуется уверенность. В танго входят смело, осознавая собственное равновесие. Ты женщина, стремящаяся к счастью, а не девочка, крадущаяся на цыпочках в кладовку за вареньем. Вспомни, за что ты можешь себя уважать. И покажи мне это так, чтобы привлечь, а не отпугнуть.
За окнами постепенно желтели деревья. Небо менялось на стеклянно-синий оттенок, свойственный лишь октябрю.
Мы съездили на первую настоящую милонгу и поссорились.
Чрезмерно восторженный новичок наступил мне на ногу и пробормотал что-то вроде: "Да слушайся ты. Я же веду". Я с неожиданным ехидством ответила, что с его данными водить только мопед, с емкостью двигателя до трех литров, но никак не женщину в настоящих аргентинских туфлях с бронзовыми каблуками и в шелковом платье с открытой спиной.
Остаток милонги я провела, сидя в углу и нервно качая ногой-маятником.
- Лузеры. Ищущие мгновенного самоутверждения за счет женского тела. Все твое танго - сплошной фейк. Обман. Иллюзия.
Лучиан стоял у окна студии, сложив руки на груди. Я расхаживала по залу, намеренно топая как слон.
- Ты просто боишься отдаться. Так бывает с теми, у которых однажды забрали слишком многое. Закрой глаза. Я возьму только то, что позволишь.
Пьяццолла. Впервые танцевать по-настоящему. Как обычно, оставить ключи скучающему охраннику. Поцеловать воздух у щеки Лучиана на перекрестке с кафе "Джойс". Перейти к памятнику в центре площади. Спрятать улыбку в воротник плаща при виде нахохлившихся голубей.
Больше я не вернулась ни в тот зал, ни в город.
Мы никогда не знаем, какой танец окажется последним. Цените каждое мгновение.
Почти через пять лет. В каждом новом городе я обязательно прихожу на милонгу. Приветствую собравшихся с понимающей улыбкой. Короли объятий и королевы воображения. Добрый вечер всем нам. И каждый раз с замиранием сердца я все-таки ищу среди публики невысокого темноволосого венгра с черными глазами.
-... В конце концов, что плохого в иллюзиях? Зачастую, это единственное, что мы можем оставить друг другу. Воспринимай их как цветы. Свои дари без сожаления, чужие огибай с уважением.
Я мысленно киваю. И делаю новый шаг. Танго - это всегда шаг в неизвестность. В туман, где ждет иное "я".


Катерина Фролова (Владивосток)

Стою в зале, разглядывая себя в зеркало и переминаясь с пятки на носок. Жду педагога, который обсуждает что-то с администратором в коридоре. Наконец, он заходит – улыбающийся – свободной походкой (как я завидую этой свободе!), спрашивает меня:
– Ты уже готова? Переоделась?
– Да…
Ставит музыку – старое танго, снятое и оцифрованное с древних пластинок, с тем самым «пластиночным» шуршанием.
– Сначала немного просто походим.
Направляется ко мне, а у меня сердце начинает стучать, как бешеное, от волнения. Что уж скрывать, я влюблена в своего педагога… И, когда он подходит ко мне почти вплотную, я начинаю смущаться и зажиматься, потому что, по идее, я сейчас должна прийти в ещё более близкое танцевальное объятие.
– Сразу отстраивайся.
Послушно переношу вес чуть вперед и неловко поднимаю руки, но парень качает головой:
– Отвыкай от вот этого.
Он, показывая, как правильно, подхватывает меня под локти, разводя лопатки и закидывая мои руки себе за плечи. В этот момент я радуюсь, что не умею краснеть.
– Смягчи колени. Ещё. Прямо уходи в пол.
Берет мою правую руку в свою, и я замираю в ощущениях – он так близко, такой теплый… Пытаюсь удержать равновесие, когда он начинает идти вперед, но через некоторое время понимаю, что мы слишком рано встали в салонное объятие. Мой педагог, видимо, решает облегчить мою участь, и мы встаем в тренировочное. Это дальше друг от друга, но зато мои руки лежат на его плечах, и я получаю возможность полапать прокаченные бицепсы. Вот оно, женское счастье…
– Что ты на меня ладошки положила, как на стол? Плотнее обхватывай, всей рукой, ты же должна меня чувствовать!
Ой, да, я чувствую… Выпрямляюсь и получаю еще одно замечание про сведенные лопатки.
– И в пояснице не прогибайся, «хвост» вниз опусти.
Снимает руки с моих плеч – я не успеваю огорчиться, как он поправляет мне бедра, направляя их вниз, а потом кладет горячие ладони мне на талию. Фееричные ощущения. Начинаем идти, и он придерживает мне правое бедро, чтоб я дальше уводила ногу назад. Тоже приятно.
– Не зависай в шаге, сразу толкайся опорной ногой и уходи. И отучайся от привычки поджимать вторую ногу, свободную от веса.
Мы идем по кругу, пересекая солнечный луч, бьющий сквозь жалюзи, и я невольно жмурюсь. Следом за мной сквозь полосу света проходит мой партнер. Я в восхищении смотрю в его глаза, подсвеченные солнцем – карие у центра и серые по краям. Правда, он на меня не смотрит, он смотрит, куда идет. А чтоб контролировать меня, ему хватает рук… Мой взгляд опускается ниже, проскальзывая по пухлым губам, а потом по шее, на которой виден край татуировки. Я знаю, что эта татуировка просто сногсшибательных размеров, но ни разу не видела её целиком. Хотя, с моей-то впечатлительностью лучше и не смотреть…
… – О чём ты думаешь? – педагог останавливает меня, и я недоуменно на него смотрю: – Опять теряешься. О чём думаешь?
Я смущенно молчу, кусая губы. Даже отвечать неловко…
Снова становимся в пару. В этот раз я сохраняю концентрацию и иду уверенней. Чувствую, что партнер начинает сближать объятие и паникую, думая, что делаю что-то не то.
– Иди-иди, не останавливайся.
Но я всё равно остановилась. Приходится опять отстраиваться – переношу вес, выпрямляюсь и…
– Не прогибайся в пояснице.
Опять двадцать пять. Снова подхватывает мои руки у локтей и разводит в стороны.
– Обними меня. Просто обними.
Довольно улыбаюсь и послушно обнимаю. Почему бы и нет – он живой, теплый и пахнет каким-то шампунем... Педагог снимает мою правую ладонь с плеча и берет в свою руку.
– Чувствуй меня в объятии. Рука должна быть живой, а не безвольной. Нет, не дави.
В таком положении он практически говорит мне на ухо так, что шею обдает его дыханием. Аж мурашки по коже и бабочки в животе…
– И выдохни.
Только сейчас понимаю, что невольно задерживаю дыхание. Ещё бы не задерживать, от таких впечатлений… Снова идём, и я пытаюсь удержать в голове всё сказанное ранее по поводу шагов. По пути педагог смещает меня чуть вправо, потому что я начинаю уползать от центра нашей пары.
– И не заваливайся на меня, вот смотри, – он, осторожно высвободив меня из объятия, отступает назад.
Я, оставшись без опоры, моментально теряю равновесие.
– Ага. Теперь я тебя буду вести на шаг и ждать, пока ты сама придешь в баланс.
Берет мою руку в свою и чуть тянет на себя. Я подхожу ближе, мы встаем в пару и начинаем двигаться – медленно, обозначая каждый шаг. Я отступаю назад и пытаюсь удержать равновесие, не заваливаясь на педагога. Он каждый раз меня ждет, а я почему-то чувствую себя виноватой. Однако через два круга задержки становятся всё короче, и, в конце концов, мы просто идем. А потом начинаются всякие дополнительные элементы.
– Не падай в «крест». Поставила ногу, а потом переносишь вес.
Кроме знакомого «креста» он начинает делать еще и всякие новые для меня фигурные повороты, на которых я тут же нервничаю и спотыкаюсь. Сразу же признаюсь, что начинаю паниковать от незнакомых шагов.
– Это нормально. Просто следуй, куда я тебя веду, – начинает движение. – Смелее! И вниз не смотри!
Постепенно я начинаю входить во вкус, расслабляться и даже улыбаться, но мелодия предательски заканчивается, а вместе с ней урок и танец, который педагог завершает, придержав мою ногу своей.
– Вот видишь, что мы с тобой наворотили под конец, когда ты расслабилась. Со временем всё это придет. Я надеюсь, хотя бы часть урока у тебя из головы не вылетит, а осядет и потом переварится.
Он обнимает меня напоследок, и я шепчу ему «спасибо» на ухо. Обожаю эти танговские обнимашки. Можно любого потискать, даже любимого педагога. Особенно любимого педагога…

Logo Don Milonguero